Обстоятельства, имеющие юридическое значение для применения пресекательного срока при рассмотрении индивидуального трудового спора

Обстоятельства, имеющие юридическое значение для применения пресекательного срока, установленного ст. 392 ТК РФ, в ходе рассмотрения индивидуального трудового спора

          Практика показывает, что в ходе реализации трудовых отношений нарушение прав работника давно стало привычным явлением. При этом действия работодателя могут быть направлены как на нарушение отдельных трудовых прав граждан,  так и могут носить комплексный характер. Нарушения прав работника, как правило, выражаются в действиях (бездействии) направленных на невыплату начисленной заработной платы, задержку выплаты заработной платы, несправедливое начисление и выплаты заработной платы, необоснованное удержание из заработной платы, занижение показателей фактически отработанного времени, непредставление времени для отдыха и приема пищи и т.п.  Такие правонарушения могут носить длящийся характер, поэтому для применения пресекательного срока в судебном процессе важно выяснить, когда работнику стало или должно было стать известно о нарушении его права. 

         Полагаясь на добросовестность и порядочность работодателя работник, отработавший на предприятии длительный период (иногда это год и более), не желая (в силу различных причин, в т.ч. из-за безработицы) разрывать трудовых отношений с работодателем, предпринимает попытки получать необходимые пояснения по разным, возникающим у него вопросам труда до тех пор, пока для него не станет очевидным, что самостоятельно он не справится с такой сложной задачей. Следующим шагом работника добросовестно исполняющего свои трудовые обязательства, становится обращение в органы, осуществляющие государственный надзор и контроль за соблюдением законности в сфере труда, или профессиональный союз с просьбой организовать проведение проверки, чтобы установить и устранить факт нарушения трудового законодательства, если таковой имеется. Согласно ст. 353 ТК РФ  к таким органам относится Федеральная инспекция в сфере труда, органы прокуратуры и иные взаимодействующие органы.

         Кроме того, в постановлении Пленума ВС РФ от 17.03.2004 N 2 говорится: «в тех случаях, когда заявление работника об увольнении обусловлено невозможностью продолжать работу (прием его на очное обучение, выход на пенсию, перевод супруга в другую местность и др.), а также в случаях, если работодатель нарушил закон или иные нормативные правовые акты о труде, условия трудового или коллективного договора, соглашения работодатель обязан расторгнуть трудовой договор в указанный работником срок. При этом необходимо иметь в виду, что названные нарушения могут быть установлены, в частности, органами, осуществляющими государственный надзор и контроль за соблюдением трудового законодательства, профессиональными союзами, КТС, судом» (см. абз. 2 подп. "б" п. 22 постановления Пленума ВС РФ от 17.03.2004 N 2).

         Ощутив, как правило, только на собственном опыте, что работа органов осуществляющих государственный контроль за законностью в сфере трудовых отношений является недостаточно эффективной, и осознав тщетность своих попыток в урегулировании спорных вопросов в досудебном порядке, работник приходит к выводу о необходимости обращения за защитой своих прав в суд. При этом вынужденно обозначив перед работодателем свои намерения, работнику часто приходится принимать решение об увольнении. Иногда работник принимает эти решения не обращаясь в контролирующие органы, но даже в этом случае в силу различных жизненных обстоятельств, как правило, он пытается получить от работодателя разъяснения на интересующие его вопросы. В надежде, что его чаяния будут услышаны работодателем, он теряет драгоценное время на обращение в суд, установленное ст. 392 Трудового кодекса РФ. К сожалению, случаи, когда работодатель своими действиями или бездействием препятствует в осуществлении прав работника, не единичны.

         На наш взгляд, в данной ситуации следует говорить именно о «длящемся» правонарушении, поскольку действия или бездействия, сопряжены с длительным невыполнением обязанностей, возложенных на работодателя законом.

        Однако, в науке трудового права в должной мере не разработана концепция длящегося нарушения трудовых прав. Вместе с тем, такая концепция нашла отражение в гражданском, административном, уголовном праве и т.п. Например, в ст. 208 Гражданского кодекса РФ законодатель закрепляет перечень требований, на которые исковая давность не распространяется. К ним относятся требования о защите личных неимущественных прав и других нематериальных благ, требования вкладчиков к банку о выдаче вкладов и т.п. Следует отметить, что в этой связи Конституционным Судом РФ была сформулирована следующая правовая позиция. Статья 208 ГК Российской Федерации направлена на устранение длящихся нарушений прав собственника или иного владельца, не связанных с лишением владения, вне зависимости от истечения сроков исковой давности, и в качестве таковой направлена на реализацию положений ст.ст. 17 (ч. 3), 35, 46 и 55 (ч. 3) Конституции Российской Федерации для защиты прав и законных интересов граждан [1]. Нам представляется, что аналогичный подход должен применяться и при разрешении трудовых споров, прежде всего касающихся права на справедливое вознаграждение за труд, права на представление времени для отдыха и приема пищи. В уголовном и административном праве концепция длящегося и продолжаемого правонарушения нашла отражение в применении сроков давности привлечения к ответственности.

         В своих разъяснениях о применении отдельных положений Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях МАП России подчеркивает необходимость обращать внимание на общетеоретические правовые конструкции, касающиеся понятия единого сложного правонарушения и его видов:

1) продолжаемого правонарушения - такого, которое складывается из ряда тождественных деяний, направленных к одной цели и объединенных единым умыслом;

2) длящегося правонарушения - действия или бездействия, сопряженного с последующим длительным невыполнением обязанностей, возложенных на виновного законом под угрозой административного наказания, характеризующегося непрерывным осуществлением состава определенного правонарушения.

Длящееся правонарушение начинается с какого-либо действия или акта бездействия и заканчивается вследствие действий самого виновного, направленных к прекращению продолжения правонарушения или с наступлением событий, препятствующих дальнейшему совершению правонарушения [2].

       Следует вспомнить, что и в теории гражданского процессуального права также была выработана позиция, согласно которой: «В случае длящихся нарушений (и в частности, при просрочке платежа) нет оснований исчислять начало течения срока исковой давности со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права, так как право на иск, а следовательно, и начало течения исковой давности возникает ежедневно. Иск о взыскании таких санкций выступает в виде суммы многих отдельных требований, возникающих в течение всего периода правонарушения, носящего длительный характер» [3, с.108]. Применительно к трудовым правам, включая рассматриваемые нами, право на справедливое вознаграждение за труд, право на представление времени для отдыха и приема пищи, длящимися нарушениями, по нашему мнению, являются:

- действия или бездействия, ухудшающие или создающие угрозу ухудшения положения работника, направленные на уклонение от исполнения обязанностей или сопряженные с последующим длительным невыполнением обязанностей, возложенных на работодателя законом.

       Представляется, что введение в теорию и практику трудового права такого определения должно способствовать достижению необходимого баланса прав работника и работодателя, решению задач экономического характера и социальной справедливости, поэтому является жизненно важным.

         Отметим, что в постановлении Пленума ВС РФ от 17.03.2004 N 2 «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации» [4] фактически вводится  понятие о длящихся правонарушениях, однако, как нам представляется, узость круга вопросов затрагиваемых данным постановлением не позволяет распространить его действие на рассматриваемый случай. Не раскрываются постановлением Пленума ВС РФ должным образом и требования ст. 392 ТК РФ.  Но вернемся к пресекательным срокам, установленным трудовым кодексом.

        В соответствии с ч.1 ст. 392 ТК РФ работник имеет право обратиться в суд за разрешением индивидуального трудового спора в течение трех месяцев со дня, когда он узнал или должен был узнать о нарушении своего права, если речь не идет о споре связанном с увольнением. Согласно ч.3 настоящей статьи, при пропуске по уважительным причинам сроков они могут быть восстановлены.

Пункт 1 ст. 199 ГК РФ устанавливает общее правило, согласно которому требование о защите нарушенного права принимается к рассмотрению судом независимо от истечения срока исковой давности.

Порядок применения последствия пропуска срока на обращение в суд предусмотрен п. 2 ст. 199 ГК РФ: исковая давность применяется судом только по заявлению стороны в споре, сделанному до вынесения судом решения. Истечение срока исковой давности, о применении которой заявлено стороной в споре, является основанием к вынесению судом решения об отказе в иске.

Согласно п. 6 ст. 152 ГПК РФ в предварительном судебном заседании может рассматриваться возражение ответчика относительно пропуска истцом без уважительных причин срока исковой давности для защиты права и установленного федеральным законом срока обращения в суд.

         При рассмотрении индивидуальных трудовых споров в суде работодатель (далее ответчик) обычно не признавая факта нарушения трудовых прав работника, нередко вспоминает о «букве закона» и обращается к суду с заявлением о применении пресекательного срока. В силу сложившейся судебной практики, такое заявление становится эффективным средством в борьбе с гражданами, прекратившими трудовые отношения с ответчиком. В частности тогда когда, среди прочих исковых требований имеется требование о взыскании задолженности по зарплате и окончательному расчету. В основе такого решения лежат сведения подтверждающие получение истцом заработной платы, данные о содержащиеся в расчетных листках, сведениях о зарплате и ее составных частях. Такие сведения позволяют суду опираясь на ст. 136 ТК РФ сделать вывод о том, что истец знал или должен был знать о нарушении своего права ежемесячно. Обращения истца за разъяснениями к работодателю в досудебном порядке по волнующим его вопросам судом оценивается как доказательство того, что истец знал о нарушении своего права.  Конечно, в каждом конкретном случае имеются свои нюансы, но в целом сложившаяся практика позволяет недобросовестным работодателям, вспомнившим о законе, уйти от ответственности, даже когда допущенные ими нарушения в ходе судебного процесса становятся очевидными. Справедливо ли это?! Думается, не справедливо. Однако следует признать, что эти вопросы являются дискуссионными и требуют специального рассмотрения.

         Стоит напомнить, что ядром гражданского процесса является доказывание. Согласно ст. 56 Гражданско-процессуального кодекса РФ каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом.

         Доказывание осуществляется сторонами в основном в суде первой инстанции, и это накладывает особую ответственность на стороны и представителей, готовящихся к участию в процессе, поскольку, допустив упущение при рассмотрении дела судом первой инстанции, трудно будет изменить что-либо в инстанциях последующих - кассационной и надзорной. Именно в доказательственной деятельности сторон, других участвующих в деле лиц наиболее полно проявляются и реализуются их интересы. Но поскольку инициатива обращения с заявлением о пропуске срока на обращение в суд принадлежит стороне ответчика, следовательно, этой стороной должны предоставляться доказательства обстоятельств, указанных в ч. 1 ст. 392 ТК РФ. 

         В соответствии с ч. 1 ст. 55 Гражданско-процессуального кодекса РФ  доказательствами по делу являются полученные в предусмотренном законом порядке сведения о фактах, на основе которых суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, обосновывающих требования и возражения сторон, а также иных обстоятельств, имеющих значение для правильного рассмотрения и разрешения дела.

         Стоит отметить, что согласно ч. 2 ст. 56 ГПК РФ правильное определение таких обстоятельств является обязанностью суда. Если суд не определил такие обстоятельства и не вынес их на обсуждение сторон, это является основанием для принесения апелляционной жалобы.

         Попытаемся оценить указанные выше нормы ч. 1 ст. 392 ТК РФ с данных позиций, определить обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения дела, поскольку именно этот вопрос для значительной части трудоспособного населения страны вопрос о пропуске срока на обращение в суд по-прежнему остается наиболее актуальным, так как непосредственно затрагивают права и законные интересы таких граждан.

 Для того чтобы определить какие условия содержит данное законодательное предписание, проведем анализ ч.1 ст. 392 ТК РФ. С этой целью не касаясь вопросов увольнения, выделим для наглядности отдельные элементы указанной нормы и проанализируем их.

«Работник имеет право обратиться в суд за разрешением индивидуального трудового спора в течение трех месяцев со дня, когда он узнал или должен был узнать о нарушении своего права, ….»

На наш взгляд, такими обстоятельствами являются:

а) поскольку в тексте этой нормы речь идет о нарушении права ответчиком, то сам факт обращения ответчика с ходатайством о применении пресекательного срока должен сопровождаться признанием ответчиком факта нарушения права истца, причем истец должен был узнать об этом еще до обращения с иском в суд (Если ответчик факт нарушения права не признал или оспаривает, такое ходатайство должно быть отклонено);

б) ответчик должен указать к какому конкретно нарушенному праву истца он просит применить пресекательный срок (Это вытекает из словосочетания «своего права», а не «своих прав» !!!);

в) ответчик должен предоставить доказательства, подтверждающие факт нарушения им конкретного права истца, установленного законодательством. (Словосочетание - «когда он узнал или должен был узнать о нарушении своего права» говорит о том что, данная норма подлежит применению только в случае, когда факт нарушения был установлен. При этом законодатель не указывает как работник может узнать об установлении факта нарушения права, не указывает на источник из(от) которого работник может или должен узнать о факте нарушения своего права, не возлагает обязанность на истца устанавливать это нарушение самостоятельно. Вместе с тем, очевидно, что самостоятельно истец сделать этого не может, часто в силу малограмотности, препятствий ответчика и т.п.)

        Следует отметить, что о необходимости установления факта нарушения права законодательства говорят и другие нормы трудового законодательства. На это, в частности, указывает анализ ст. 80 ТК РФ – расторжение трудового договора по инициативе работника. Ведь требуя немедленного расторжения трудового договора (или в указанный работником срок), работник должен представить доказательства, свидетельствующие о невозможности продолжения работы;

г) поскольку начало течения срока давности законодатель связывает с днем, когда работник узнал или должен было узнать о нарушении права, ответчик должен предоставить доказательства, устанавливающие день (дату) фиксации факта нарушения права;

д) ответчик должен предоставить доказательства подтверждающие, что истец знал или должен был знать о том, что факт нарушения ответчиком (работодателем) его права был установлен до обращения с иском в суд (Например, результаты проведенной проверки, ревизии и т.д. вышестоящей организацией или контролирующими органами, ставшие общедоступными или объявленные истцу).

         Без выполнения таких условий ссылка стороны ответчика на указанную статью является необоснованной, а ее применение судом без исследования указанных обстоятельств, имеющих существенное значение для дела, незаконным.

         В силу ч. 1 ст.67 ГПК РФ суд должен всесторонне, полно, объективно и непосредственно исследовать представленные доказательства. Результаты оценки доказательств суд обязан отразить в решении с мотивировкой принятых и отвергнутых доказательств (ч. 4 ст. 67 ГПК РФ). При непредставлении каких-либо доказательств, исчерпании возможностей по установлению искомых фактов суд, руководствуясь ст. 68 ГПК РФ устанавливает:

- наличие доказательств - на основе доказательственных презумпций исходя из того, что они не опровергнуты;

- отсутствие отдельных обстоятельств - на основе того, что сторона, на которой лежит обязанность доказывания, не представила доказательств в их подтверждение.

          Подводя итог всему выше сказанному, можно сделать вывод о том, что законодательная конструкция ст. 392 ТК РФ не нуждается в какой либо доработке. Проблема практики применения пресекательного срока, на наш взгляд, кроется в отклонении от требований установленным законодателем при толковании ее норм.

Литература

1. См., напр. Определение Конституционного Суда РФ N 318-О от 12.07.2005 «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы закрытого акционерного общества «сток» на нарушение конституционных прав и свобод пунктом 1 статьи 167, статьями 168, 208, 301 и 359 Гражданского кодекса Российской Федерации» // Документ опубликован не был. Определение Конституционного Суда РФ от 21.12.2006 N 623-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Хохловой Галины Владимировны на нарушение ее конституционных прав положением статьи 208 Гражданского кодекса Российской Федерации» // Документ опубликован не был.

         2. Письмо МАП РФ от 18.10.2002 N СД/15395 «О разъяснении отдельных положений Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях» / СЗ РФ 2002. N 1 (ч. 1). Ст. 1.

         3. Комментарий к ГК РСФСР. - М., 1982, с. 108.

         4. Постановлении Пленума ВС РФ от 17.03.2004 N 2 «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации» / «Российской газете» от 8 апреля 2004 г. N 72, Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации, июнь 2004 г., N 6